Как жизнь?

– Ну как дела тут твои идут?

Сын радостно встрепенулся, услышав мой голос, повернулся и стал смотреть мне прямо в глаза. По его взгляду чувствовалось: он напрягался, но не знал, как ответить на мой простой вопрос. Потом всё же заговорил:

– Я, папа, не могу ответить на твой вопрос. Я не знаю, как идут дела. Здесь, папа, жизнь идёт. Она хорошая – жизнь.

«Родовая Книга» В. Мегре

Здравствуй, читатель! Как жизнь? Не успехи, дела, здоровье, – а именно жизнь?

Честно говоря, я впервые в жизни сейчас задумался над этим простым и часто встречающимся в обиходе житейским вопросом: «Как жизнь?»

Справедлива, прекрасна, полна…
Нормально, идёт, потихоньку…

Вернее, даже не просто задумался, а стараюсь прямо сейчас ощутить, осмыслить… Взглядом, чувствами, разумом осягнуть (объять) ход Жизни, Её исток, течение, совершенство…

Логика подсказывает, что если на вопросы: «Как поход?», «Как поездка?», «Как проект?» – есть более-менее точные ответы (цель, начало, промежуточный результат, корректировка пути, итоговый результат…), то и на вопрос: «Как жизнь?», – тоже хорошо бы точно ответить: Иду ли по пути своего предназначения? И в том ли направлении? Своей ли жизнью живу? Кто определяет её цели, задачи, направление движения…? В каких оттенках моя жизнь: хватает ли ярких красок и пастельных тонов, чувств, эмоций, сочувствия, различения белого и чёрного?..

И это только логика подсказывает, чувства же буквально толпятся, толкаются, как на работу в автобус, когда там почти нет места… Сменяют друг друга, жмутся, порою кричат, уплотняясь… Мысль на чувствах сигает от Альфы к Омеге и снова по кругу…

Вот, например, такие мысли о жизни промелькнули:

«Не помню, есть ли у женщин «кризис среднего возраста»? Наверное, есть…»

«Если князь Владимир крестил Русь и он тут, по месту, жил, на Украине, на Руси, то получается он народ Руси (или, по-другому, руський народ) крестил что ли? Вокруг него получается руський (или русский) мир был? Ерунда какая-то…»

«Может у некоторых мужчин в один из дней в «среднем возрасте» будильник срабатывает природный, типа надо сверить по карте и компасу – туда ли он со своей семьёй и родом следует по жизни?.. Вот и кризис у тех, кто карту или компас не может найти в хламе вещей, разных дел и суеты…»

«А что, если Украина – это «правопреемница» Руси? (звучит как-то «по-римски», если по-руськи, то надо что-то вроде «Земли Руськой хранительница», «Вольной Руси наследница»…) Даже в народе говорят «на Украине», ведь не скажешь «в Руси», народная молва речёт: «На Руси»!»

Что скажешь, читатель, по чувствам? Какие чувства рождаются?

«А у тех, кто карту и компас имеет, что, значит, нет «кризиса среднего возраста»?

Выполнил, значит, программу: «построил дом, посадил дерево, воспитал сына…» Или по-современному: купил квартиру, купил машину, отдал ребёнка в школу, потом в институт или техникум… Программа – как раз на 40 лет земной жизни.»

Не знаю, что тебе подсказывают чувства и логика, уважаемый читатель, но на мой вкус эта 40-летняя программа как-то жидковата, постновата, – нет в ней размаха крыльев, широты души, полёта мысли…

Хату на Руси ставили всем селом, поселением, буквально до сих пор так делают. Дом-сад тоже по проекту молодых сажали вместе с роднёй и соседями. Детей воспитывал образ жизни народа, живущего на этих землях.

Если уж посадить – то сад, а не дерево, если воспитать – то внуков и правнучек, если збудувать – то на века! И чтоб достойным было человека!

…В эти несколько дней, как я задался вопросом: «Как жизнь?», мне часто вспоминалась бабушка Вера (а намедни и бабушка Матрёна вспомнилась). Я себе представлял, как бы бабушка ответила на вопрос? И каждый раз предполагаемый ответ был настолько широким, глубоким, и далеко выходил за личные «дела, проблемы, заботы…» Бабушкина жизнь словно содержит в себе все события из жизни ближних и дальних родственников, соседей, друзей, коллег по радоте… Связь с роднёй, землёй, народом настолько крепкая, всеобъемлющая, что я так и не представил, и не вспомнил, чтобы на вопрос: «как жизнь?», бабушка ответила что-то про себя лично. В воображении рисовались такие ответы и фразы: – зять приехал в гости… – внук в этом сентябре в школу пошёл… – Мыкола поехал к дочери, с ремонтом помочь… Из Часов-Яра Коля с Ниной мёд привезли…

Ответ моего деда, Мыколы Петровича, если бы ему сейчас задали вопрос: «Як життя?», тоже представился мне ясно: «Добрались, шоб им пусто было, и до земли украинской…»

Т.е. жизнь многих людей в прежние времена – была во многом Общей. Со своим родом, народом, всей окружающей средой… Не свои, личные мелкие дрязги, трудности или болячки занимали мысли наших предков (да и многих из нас, уважаемые читатели), – а Жизнь ВО ВСЕЙ ЕЁ ПОЛНОТЕ, когда трудности и радости вокруг нас – воспринимаются нами, как свои!

Можно на вопрос: «Как жизнь?», ответить в данный момент и так: «ДЕРЖИТСЯ!»

И в асфальт Её закатывают, и газами травят, и искусственными предметами заменяют, и в виртуальный мир заманивают и заталкивают… Миллионы образов направлены против Жизни: тысячи картин, сюжетов, фильмов, статей, новостей концентрируют внимание миллионов людей на войне, смерти, страхе, болезнях… Сеют тревогу и неопределённость…

Порой логикой сложнее эти тонкие моменты определить, чем чувствами. Вот представьте, что у вас с собой постоянно есть карточка, на которой написано, что Вы – Здоровы, полны сил и энергии, полны Жизни! На карточке и рисунок есть, вдохновляющий вас быть здоровыми. Эта карточка почти всегда с вами, вы её часто видите, знаете фразы на ней, образы на рисунках… Она, как счастливый талисман, – дарит здоровье, придаёт сил, бодрости… Вопрос только, где такую карточку взять многим людям? Может, можно где-то купить в магазинах радости, счастья, светлых киосках…? Или просто, самому себе её выдать, вручить, написать?

Но, зато, в обычных киосках и магазинах легко купить другую карточку, где крупными буквами написано, что делает курение с владельцами таких карточек, и рядом с надписью (или на другой стороне пачки) – фото разлагающихся человеческих органов, названия болезней, ужасающих картин больного организма…

И эти карточки – сигаретные пачки – носят в карманах миллионы людей…

Кто же это придумал?! Столь «гуманный» способ борьбы с курильщиками?

Конечно, старый отцовский портсигар закроет сердце и от этих пуль, но читатель, почувствуй, что держится жизнь!

Держится образ Жизни! Удалось предкам сохранить и само словосочетание «образ жизни» («спосіб життя» – в украинской речи, «лад жыцяя» – в белорусской).

Но, малозаметный многим людям, парадокс в том, что образ жизни многих людей сейчас направлен против Жизни.

Для наглядности, мы прямо сейчас вместе нарисуем, изобразим Жизнь. Словно, мы на уроке изобразительного искусства (или образо-творческого мыстецтва – так в украинской речи звучит). Что вы, уважаемый читатель, нарисуете, чтобы изобразить Жизнь? Можно, кстати, наших детей и внуков попросить нарисовать Жизнь. Среди вариантов, думаю, будут: Земля, мама, семья, природа, река, солнце, цветы, пчёлы, птицы, весна… Искренне надеюсь, что вы тоже примерно так слово Жизнь представляете…

А образ жизни большинства людей на Земле сейчас: бетонные коробки, вода в бутылках, асфальт, машины, обслуживание машин, зарабатывание денег…

…Да, вопрос о Жизни актуален во все времена. Через несколько дней, 19 апреля 2020 года от Р.Х., – Пасха, Воскре сенье Иисуса Христа, главный праздник о Жизни у христиан. Вообще есть два больших праздника, связанных с Иисусом Христом, – Рождество и Воскресенье, и оба – величают Жизнь. Но, на многих крестиках на груди у людей – распятие, т.е. противоположность жизни… Почему так? Ведь образ воскрешения легко можно представить, поверить в него… Если надо ладанку на тело, – то пусть она несёт образ Жизни, как того и хотел Иисус!

Ещё совсем недавно, менее 30 лет назад, гимн Украины начинался со слов: «Живи, Украина, прекрасна и сильна». Но кто-то, зачем-то, заменил слова и теперь начало гимна: «Ще не вмерла…». И ведь можно вернуть те начальные строки или придумать новые строки для прекрасной страны и вольного народа…

Но КТО? КТО это сделает, уважаемый читатель?

Если, к примеру, ставить задачу, чтобы люди меньше курили или чтобы у них появился мотив для преодоления этой привычки, то можно на тех же пачках сигарет написать что-то, вроде: «Родится внук – брошу курить!», «Родится внучка – брошу курить и посажу сад!» «Дед, будь здоров! Твои внуки», «Одна пачка – на неделю», «Пора приобрести дачу!», «Весна! Ты снова молод!», «Батя, ты нам нужен! Будь здоровым!», «Ты можешь! Твоя Сила Воли»

Сотни фраз надо придумать, сотни образов создать иль возродить, очистить, которые помогут выйти из колеи…

Отцы и деды наши ведь тоже за Жизнь стояли в Великую Отечественную»! И выстояли, чтобы жить, чтобы жизнь продолжалась.

Чтобы жить! Но, их – в полк бессмертный, а кого-то – на крест…

А когда ж им домой-то? Босиком чтоб пробежаться по росе…?

Что скажешь, читатель?
Когда?

член Клуба ОЗ Роман Зайцев

Заробітчанка

Автобус курс узяв на Україну,
Позаду Рим та десять довгих літ.
І тихий щем прийшов до серця Ніни,
Вона кидає цей назавжди світ.

Світ, у якому ти чужа людина,
Загорнута в буденну сіру суть,
Що створена для праці, мов машина,
Якою нечистоти всі шкребуть.

За двадцять років — стільки пережито,
Скільки страждань, самотності та мук,
Чужа земля просіяла, мов сито,
Мільйони українських вільних рук.

О, скільки ж тих жінок із України!
Поїхали кудись в чужі краї,
І гнуть в труді свої тендітні спини,
І плачуть нишком сестроньки мої.

А вдома злидні і навчання в діток,
Та безробітний п’яний чоловік,
Який ревнує й біситься від пліток,
Немов в дружини гульки цілий рік.

А Ніну чоловік вже й не чекає,
Бо зрадив і з сусідкою живе,
Життя екзамен вірності складає
І новим руслом інколи пливе.

Ось так і в Ніни; виросли вже діти,
За гроші мами випурхнули в світ,
Та не зросли у серці диво-квіти,
Залишилась сама — на схилі літ.

В дітей своя сім’я, своя родина,
А мама стала якось в стороні.
Погостювала трішки в доньки й сина,
І знову у самотності всі дні.

Та ніби діти й поважають маму,
Онуки тішать інколи до сліз,
Але ж душа болить, співає драму,
І тягне в самоті родинний віз.

В дітей проблеми, знову треба гроші,
І так без міри та логічного кінця.
А в мами від думок напали воші,
Бо діти бачать в ній — лиш гаманця.

Великі гроші, наче сильний вітер,
Розвіяв всі родинні почуття,
І ніби вивів із колючих літер
Заробітчанську формулу життя.

Дочка жалілась, внуків треба вчити,
А син нову машину вщент розбив.
Самі не хочуть заробляти діти,
А все чекають від матусі див.

Та роки вже не ті, не ті вже рухи,
Болить спина, упав страшенно зір,
Болячки налетіли, наче мухи,
А діти обминають мамин двір.

Поплакалась в подушку, підвелася,
Підлікувалась трішки, й на весні
У Рим далекий знову подалася,
Щоб вчити внуків в рідній стороні.

Знайшла роботу, доглядає жінку,
І знов сама, і на чужій землі,
Свою пусту залишила хатинку
І заповіт в шкатулці на столі.

Ой як же важко жити без родини!
Без співу українських солов’їв,
Без квіту вишень, яблунь та калини
І без повітря з лісу та ланів.

На Україну птахи полетіли,
Гніздо лелека мостить на вербі,
А Ніну думи, як джмелі обсіли,
І кожний день прожитий у журбі.

Пече нестерпно в серці ностальгія,
Буравить дірки в серці, мов свердлом,
І вмить інсульт пронісся, як стихія,
Здвигнув все тіло, наче бурелом.

Лікарня ,ліжко, боргові рахунки,
Одним-одна в візку на чужині,
Такі життя зробило подарунки,
А діти не спішать до мами. Ні.

Усе життя для них трудилась в поті,
Поневірялась по чужих світах…
І ось тепер, як кажуть, «цирк на дроті»,
Нікому непотрібна і в боргах.

Минали довгі дні й безсонні ночі
В притулку для безпомічних калік.
Та якось серед дня, підвела очі,
Стояв Василь, колишній чоловік.

Прийшов. Від нього помочі не ждала,
Бо ж у розводі вже сімнадцять літ.
Та на душі чомусь так легко стало,
І посвітлішав в цю хвилину світ.

Він вже не пив, звільнився від сусідки,
Жив одиноко в батьківськім гнізді
І їздив десь в Москву на заробітки,
Та сумував за Ніною в труді.

Щодня корив себе за п’яну зраду,
Стояла Ніна в серці, як стіна,
Не обійти ні спереду, ні ззаду,
Жінок багато, та в душі — одна.

Десятки раз хотів поговорити,
Шукав нагоду та потрібну мить,
Але не зміг вершину підкорити,
Бо певен був, що Ніна не простить.

Коли ж дізнався, що вона в візочку,
В далекім краї десь на чужині,
Зібрав валізу і в потрібну точку
Помчав, як той метелик на вогні.

— Прости мене, й збираймося додому, —
Сказав Василь прості такі слова,
Узяв за руки, пригорнув потому
І цілував, мов в юності бува.

І так затишно стало в цю хвилину
В цих дужих чоловікових руках.
Згадала хату-пустку й Україну,
І заридала, мов підбитий птах.

Любов і сльози, зустріч і розлука
Тугим канатом в долю заплелись,
Старе кохання поверталось в муках,
Василь і Ніна міцно обнялись.

Ніхто з них вже не стримував емоцій,
Тіла палали, душі і серця,
Весь персонал пустив сльозу на оці
Від смаку переможного кінця.

Їх непривітно стріла Україна,
Холодний дощ розчісував чоло,
Сільська дорога в ямах по коліна,
І ось воно, ріднесеньке село.

Півроку пролетіло наче днина,
По новому для них відкрився світ.
На грудях в Василя ридала Ніна,
Бо в п’ятдесят округлився живіт.

Вона в візочку, в зрілім віці діти,
Красуня внучка вже на виданні.
Ну як їй бути, як це пережити,
Як подолати ці тривожні дні?

Наважилась прийняти виклик долі,
Ну не вбивати ж їй дитя своє!
Зібрала всі свої остатки волі,
Хай буде так, як вже Господь дає.

Параліч став відходити від тіла,
Нове життя творило чудеса.
І темну смугу вмить накрила біла,
Мінливий світ, і в тім його краса.

Родився хлопчик, нарекли Богданом,
Василь радів, допомагав, як міг.
Життя котилось, мов за Божим планом,
Лунав в хатині знов дитячий сміх.

Хоч кажуть — двічі в річечку не входять,
Є тисячі доріг до забуття,
Та Ніна з Василем таки доводять:
Любов — найкраща формула життя!


Микола Курилюк

Голозёрный овёс

Здравствуйте, редакция!

Я прошу напечатать в газете “к Земле с любовью!” мою информацию об овсе голозёрном и обычном. Возможно, кому-то будет эта информация интересна и полезна.

Предложенный мной овёс выращивался в хозяйстве, которое придерживается норм экологического, органического земледелия.

Эта зерновая культура является прекрасным источником витаминов группы В, витамина А, витаминов Е и Д.

Она также содержит макро- и микроэлементы, например кальций, кремний, магний, железо, серебро и другие. Узнать больше

Мы вместе

В декабре 2019 года в Киеве прошёл семинар ОБРАЗО-ТВОРЧЕСКАЯ ИГРА, в котором я принимала участие. Сразу хочу поблагодарить организаторов СЕМИНАРА за выбор места проведения – Национальный эколого-натуралистический центр ученической молодёжи. Удивительно, в очень оживлённом месте Киева, рядом с потоком несущихся машин, за калиткой центра попадаешь в другой мир. Мир природы и живой детской энергии. К слову сказать, в центре есть аквариум, террариум, небольшой зоопарк, музей Хлеба, экспериментальные грядки, прекрасный парк. Можно записаться на экскурсию прийти с детьми.

Как точно это место соответствовало теме ОТИ «ОБЪЯТЬ НЕОБЪЯТНОЕ», связанной с вопросом воспитания молодого поколения. Я впервые участвовала во встрече такого формата. В течение недели менялся состав участников, приходили и уходили совершенно разные люди. Кто-то пришёл на час, кто-то на день, кто-то остался на все дни. Первое, что обращает на себя внимание – абсолютная свобода участия, ты волен сам решать, когда тебе приходить, когда уходить. Позднее я поняла, что это тоже происходит не спонтанно, а в русле решаемой задачи. Главное, чему учишься вначале, это чётко задавать вопросы и добиваться на них ответа. Это является очень важным в общении с детьми. Понаблюдайте, сколько вопросов задают дети. Ведь именно так познаётся мир. Были моменты, которые можно назвать «взрыв мозга», когда голову распирает огромное количество разных мыслей, и тогда автоматически приходит понимание, что в данный момент нужно «отключить голову» и довериться своим чувствам. Так быстрее и точнее. Есть такое выражение – думать душой. Так вот, на ОТИ только так и можно работать. Неожиданно для себя, я нашла ответы на вопросы, свои личные, о которых уже и думать забыла, а они всплыли в памяти с чёткой формулировкой. И когда слушаешь ответ участника на чей-то вопрос, вдруг понимаешь что это и есть ответ на твой. Процесс творческий, иногда сложный, иногда увлекательный, но однозначно полезный. Итоги семинара, я думаю, подведут более опытные участники, я рассказываю только свои впечатления.

На семинаре обсуждался вопрос «Для чего люди приходят в Клуб Органического Земледелия?» Купить качественную продукцию? Да. Получить консультацию? Да. Но ещё они приходят в Клуб за поддержкой. Подтвердить свою уверенность, что они идут созидательным путём к нашей цели. А наша цель – ОСОЗНАТЬ, что Земля – это живой организм. И для того, чтобы она расцветала, хорошела, здоровела – её надо Любить!

И в завершении хочу привести слова Михаила Петровича Щетинина из его стихотворения, опубликованного в ноябрьском номере газеты «к Земле с любовью!»

«…Исток пути, сам путь и цель свою – любите!
Придёт к вам то, что сердце любит,
И потому в любви идите!..»

Елена Безуглая,
Консультант Клуба Органического Земледелия
г.Киев

Медово-имбирные пряники

Медово-имбирные пряникиДобрый день!

Приближаются новогодние праздники, и видимо, у каждого из нас они вызывают какие-то особые эмоции, чувства, воспоминания. Лично для меня – это воспоминание о детстве, родной дом, ёлка, много выпечки, тёплый домашний уют и борьба за место возле печки. Именно так, потому что только на праздник в селе можно было спокойно посидеть возле печки, никаких дел по хозяйству, никакой школы! А ещё можно хоть целый день гонять с друзьями, играть в снежки, ходить в лес – вот такие примитивные мечты тогда были, потому что за постоянной будничной работой у меня не было времени впадать в депрессию (как сейчас это часто происходит с подростками), думать о глупостях (как говорила мама), а была только одна мечта – отдохнуть. Смешно, подумаете вы, но я действительно мечтала о том, чтобы ничего не делать, а это можно было только на праздник.

И только теперь, имея троих детей, я понимаю насколько важен физический труд в воспитании детей, понимаю, что родители правильно делали, заставляя работать (нас пятеро в семье), потому что это в первую очередь работа над собой. Это лучшая подготовка детей к реалиям взрослой жизни. Узнать больше

К Рождественскому посту. Рецепт кекса

К Рождественскому посту. Рецепт кексаПо традиции, мы делимся своими любимыми рецептами постных блюд. «Дёшево и сердито»:

Кекс: 2 стакана муки, 1 стакан чищеных орехов, 3 столовые ложки какао, 1 стакан сахара, сухую фракцию хорошо перемешать. Добавить 1,5 стакана воды и 1 (полную) чайную ложку питьевой соды, гашеную уксусом, перемешать.

Детали: соду насыпаю в стакан и добавляю яблочный уксус, перемешиваю, выливаю в смесь отреагировавший уксус, доливаю в остатки соды ещё уксуса, чтобы вся сода была погашена, тогда блюдо не будет со вкусом соды.

Быстро размешиваем смесь до консистенции сметаны, форму смазываем маслом и посыпаем манкой, выливаем смесь в форму.

Ставлю кекс в духовку, нагретую до 240–250°С, на 40-50 мин., до готовности.

Этот же кекс можно делать без какао, с другими наполнителями (изюм, орехи, мак, и т.д.), количество жидкости регулировать.

Приятного аппетита!

Емельянова Н.К.
Консультант Клуба ОЗ., г. Киев

Объять необъятное: записки педагога

Щетинин Михаил ПетровичДети… Наша боль, наша радость, наша надежда… Позовите своего сына, дочь, посмотрите им в глаза. На вас смотрят столетия… Бережно передавались эти глаза от поколения к поколению.

Я пишу, и они встают передо мной… Доверчивые и настороженные, лукавые и грустные, испуганные и дерзкие. Вот опять смотрят: «Ты мне поможешь?» – «Да, да, конечно».

С одной лишь мыслью помочь я и пишу. А чтобы помочь, надо знать. Одному человеку не постигнуть бесконечности своего «я». Надеюсь, что наш скромный опыт сольётся с опытом других.

С чего всё началось? Бегу на главпочтамт. Торопливой рукой на бланке «телеграмма» пишу как песню: «Я студент второго курса». Кто бы мог подумать, чтобы в Саратовское музыкальное училище, да ещё сразу на второй! Я поверил, что могу. Узнать больше

Педагогика А. А. Захаренко: возвращение к истокам

захаренкоВ этом году педагогическая общественность Украины широко отмечает 70-летие со дня рождения известного педагога, академика АПН Украины и Российской академии образования, члена-корреспондента АПН СССР, директора Сахновской средней школы Корсунь-Шевченковского района Черкасской области Александра Антоновича Захаренко (1937 – 2002). Школа, созданная им в 70 – 90-е гг. прошлого столетия, стала местом педагогического паломничества, своеобразным генератором новых педагогических идей, которые часто опережали время и остаются актуальными в наши дни.

Реку Тясмин, которая протекает через г. Каменку в Черкасской области, по местности с необычным названием Чмыжына, пересекает мостик. Его сделали много десятков лет тому назад, чтобы легче добираться до деревни Юрчихи, которая расположена на холмах в конце речной долины. Собственно говоря, сооружение мостиком можно назвать лишь условно, ведь стоит он на деревянных опорах, соединённых между собой двумя-тремя досками без поручней. По нему с чувством неуверенности (под тяжестью доски прогибаются) может пройти один человек. Но мостик служит людям, его изредка ремонтируют, хотя в этом нет особой необходимости: деревянные опоры не портятся в тясминской воде, будто доказывая мысль о долговечности всего, что связано с землёй, водой, памятью, прошлым.

Здесь, возле этого деревянного старожила, прошли первые годы жизни Александра Антоновича Захаренко.

На одном берегу – родительский дом, на другом – раздолье неизведанности, поиска… Для каждого приходит время, когда он должен сделать выбор, насколько далеко отдалиться от родного гнезда, где уютно и комфортно, где всегда есть отцовская поддержка, наставление, и наперекор здравому смыслу пойти самостоятельно, преодолевая своими силами трудности жизненного пути. Александр Захаренко сделал такой выбор.

В письме к жене, датированном 11.03.63 г. (период службы в рядах Советской Армии), он пишет: “Отец, хотя и стонет, а всё-таки сарай начинает мастерить. Говорит, что нужно посоветоваться, ведь тебе здесь (в Каменке) жить и на заводе работать. Мы уже с ним спланировали, где будет гараж, мастерская. Отослал ему проект переоборудования вышки для телевизионной антенны. Полный комфорт. Это захватывает, увлекает… но… Планера там нет, а в Сахновке есть! А если к нему приделать мотор, можно даже и в Каменку летать каждый день”.

Непросто давалось А. А. Захаренко осознание своей педагогической миссии. 1963 год. За плечами педагогический институт, начало учительской работы в Сахновской школе, год службы в армии. Но пыл юношеских мечтаний не оставляет его, не отпускают таинственный небосклон и космические дали. Он пишет жене: “Я и сейчас вспоминаю недобрым словом тех людей, которые мне посоветовали педагогический вместо авиационного”. Но уже в конце военной службы он признаётся: “Всё как-то так просто. Оставляешь всё на завтра, в надежде, что завтра будет больше силы воли и сделаешь больше, чем сегодня. Плохая привычка. Необходимо каждый день работать как можно больше, важно также найти своё место, своего коня. Я с каждым днём убеждаюсь, что без детей я жить не могу (имею в виду школу), так же, как без машин, электричества, механизации”.

Вчера, сегодня, завтра. Извечное направление жизненного пути человека, ось, соединяющая прошлое, настоящее, будущее. Горе человеку, ось памяти которого теряется, исчезает. Тогда он похож на тонкую веточку, которая начинает колыхаться от лёгкого дыхания ветра, а направление, как известно, ветер меняет очень часто. Человек становится зависимым от малейших колебаний, неспособным противостоять окружающим стихиям и противоречиям собственного “Я”.

Кто мы? Откуда? Какова миссия каждого из нас на Земле? Все мы ставим эти вопросы перед собою, но только единицы ищут и находят ответы. Без памяти, без всего того, что уже было до нас, сделать это невозможно. Все оригинальные, неповторимые идеи возникают на основе традиций, бережно хранящихся в семье.

Передо мной две книги: деда и отца. Без первой не было бы второй.

Эпиграфом четырёхтомника “Энциклопедия школьного рода”, подготовленного педагогическим коллективом Сахновской средней школы КорсуньШевченковского района Черкасской области под руководством её директора – академика Александра Антоновича Захаренко и содержащего сведения о выпускниках школы, начиная с 1937 г., стали слова: “Люби и знай свой род и край!” Так в своё время назвал свою книгу Антон Иванович Захаренко – отец Александра Антоновича.

“Люби и знай свой род и край!” – это уникальное издание, имеющее ценность не только для семьи Захаренко, поскольку повествует почти о 250 членах рода (начиная с его основателя, который родился приблизительно в 1770 г. и поселился на окраине г. Каменка, которая называлась Чмыжына), но и для всех тех, кому небезразличны такие понятия, как преемственность поколений, семейно-бытовая культура, история рода, уважение старших, семейное воспитание.

Большая заслуга Антона Ивановича в том, что он собрал пересказы, а часто пересказы с пересказов о предках, которые давно ушли из жизни. С особой гордостью в книге описывается встреча Д.С.Гальоны (1865 – 1965), старожила г.Каменки, с П.И.Чайковским, когда тот навещал свою сестру – жену местного помещика и промышленника В.Л. Давыдова, приглашение композитором двух местных детей в Петербург на учёбу.

В книге А.И.Захаренко прослеживается каждая родовая ветвь. Члены семей, их судьбы запечатлены на фотографиях, в кратких воспоминаниях о потомках Захара Захаренко (1770 – 1830). Особое место автор отводит повествованию о своей родовой линии: деде – Василии Аксентиевиче (1835 г.р.) и отце – Иване Васильевиче (1880 г.р.). Отдельный раздел книги посвящён рассказу о родителях, братьях и сёстрах, близких родственниках. Отец А.И.Захаренко, Иван Васильевич, побывал на действительной военной службе в 1900 – 1905 гг. и принимал участие в первой мировой войне (1914 – 1919), поэтому ощутил на себе действие химического оружия, которое впервые применили немецкие войска, жизнь в австрийском плену и подневольную работу на австрийского хозяина. Отдельно отмечается его роль в спасении семьи в годы новой экономической политики, коллективизации.

С любовью и благодарностью пишет автор о матери, на плечи которой легли все тяготы сельской жизни начала XX столетия. “За 5 лет отсутствия хозяина (отец вернулся с войны в 1919 г.), – рассказывает А. И. Захаренко, – мама с нами, малышами, натерпелась горя. Сеяла, косила, молотила, возила коровами в упряжке, как и другие женщины, чьи мужья были мобилизованы на войну” [3, с. 22]. Стойко она перенесла и изменение религиозных взглядов мужа (за годы плена он отошёл от классического православия). Новая вера не позволяла Ивану Васильевичу пить, играть в карты, сквернословить, что создавало определённые затруднения в общении с соседями и родными. “Когда мы стали взрослыми, – отмечает А. И. Захаренко, – мы переубедили маму, что в вере отца ничего плохого нет. Это хорошо, что он не пьёт, не курит, не ругается. Пусть, как хочет, так и верит, не один же он такой веры” [3, с. 22].

В книге “Люби и знай свой род и край!” история семьи Захаренко становится частью истории всей страны в один из сложнейших её периодов: описываются первые десятилетия прошлого века, период гитлеровской оккупации, место захоронения предков, искусственно насыпанный курган под ветряную мельницу одного из родственников, огромный камень, что, по преданиям, когда-то прикатила большая вода весеннего Тясмина и вынесла на огород (об него потом не одно поколение Захаренко точило топоры, лопаты и ножи). В книге есть и рассказ о Каменке XIX столетия, её развитии, начатом В. Л. Давыдовым, памятных местах, связанных с именами А.С.Пушкина и П.И.Чайковского, быте и обычаях конца XIX – начала XX столетия. Во что одевались и что выращивали, как торговали и лечили, как отдыхали – обо всём этом может узнать читатель.

Книга отца – подарок сыну. Антон Иванович хотел, чтобы воспоминания о жизни и быте предков, о далёком прошлом приносили вечную заинтересованность в этом.

Последние слова – о важности и вечности интереса к прошлому, в котором рождается настоящее, в котором следует искать истоки добра и зла, любви и ненависти, человечности и мизантропии.

Природа наградила нас, людей, уникальной способностью – путешествовать в прошлое, искать там ответы на вопросы, затруднительные для сегодняшнего дня, познавать закономерности, причины и взаимосвязи, обретать то, что кажется безнадёжно утерянным. Так бывает: чем хуже сегодня, тем глубже хочется погрузиться в воспоминания и найти в них успокоение; чем лучше сейчас, тем с большим желанием ищешь между солнечных островков прошлого подтверждение неизбежности прекрасного будущего. Такова особенность человеческой жизни: всё время возвращаться к истокам, где рождается светлое, доброе, вечное.

захаренко2Александр Антонович Захаренко – человек, которому свойственны лучшие нравственные качества: доброта, уважительное отношение к родителям, тяга к знаниям и ко всему новому. Где же истоки, родники этих свойств, где формируются взгляды? Без сомнения, в семье, в роду.

С сыновними чувствами Антон Иванович рисует своего отца: “Он был большой трудолюб, честный и справедливый, непоседа, приучал и нас, детей, к работе, что в значительной мере дало отпечаток на нашу любовь к труду и вырабатывало уважение к старшим… Отец носил усы, сам тёмно-русый, худощавый, глаза голубые, среднего роста. Поклон тебе земной, отец!” [3, с. 28]. Мать “была ранимая, но справедливая и добрая. Любила жизнь и природу, уважала и сильно любила свою семью, а ещё больше внуков, которых у неё было семеро. Земля тебе пухом, наша матушка!” [3, с. 28].

На первый взгляд, обычные тёплые слова, сказанные сыном о своих родителях. А необычность их в том, что они пронесены автором в душе сквозь толщу нескольких десятилетий и написаны через 30 лет после смерти отца и матери. Сумел Антон Иванович сберечь нежные чувства, сыновью благодарность, несмотря ни на невзгоды, ни на рутину повседневных забот.

Именно в такой связи поколений зарождалось у будущего академика А.А.Захаренко уважительное отношение к старшим, острота понимания трагедии одинокой старости, которая “осенними глазами смотрит из окна старенькой хаты на улицу. Всё ожидает. Кого?” [4, с. 1]. Именно потому он называет мудрой и правильной ту школу, которая воспитывает в своих учениках почтительное отношение к родителям и старшим, к людям пожилого возраста и уважаемым гражданам. “Уважение к старшим, – отмечает А. А. Захаренко, – это вечная эстафета, закон жизни, который необходимо беречь и передавать из поколения в поколение” [5, с. 64].

Прошлое можно возвеличивать или осуждать, можно пытаться его забыть, но его невозможно вычеркнуть, сжечь, уничтожить. Мы иногда плохо понимаем последствия легкомысленного отношения к прошлому, и только мудрым открываются сокровища родовой памяти.

В книге А. И. Захаренко “Люби и знай свой род и край” мы находим мысли, которые характеризуют рождение и развитие отношений между поколениями. Интересно отметить одну закономерность. Хотя автор и рассказывает о целой плеяде родственников, в которую входили и жёны сыновей, и родители жён, и мужья дочерей, он избегает таких слов как тесть, тёща, зять, невестка. Для него есть родители и есть дети. И все они являются равноправными представителями того или другого рода.

Не разделял детей на своих и чужих, обращаясь к человеку как к высшей ценности, и А. А. Захаренко, который ещё в те далекие сороковые годы перенимал от своих родителей премудрости семейного сосуществования. Понимая, что характер воспитывается характером, личность – личностью, он в своей деятельности акцентировал внимание на лучших качествах отца и матери, учителя как главных действующих лиц в воспитании ребёнка, на семью, где закладывается основание, фундамент будущего гражданина. “Нам, учителям, – говорил А. А. Захаренко, – нужно сделать всё возможное, чтобы каждая семья жила без фальши, подлости, честно. Жила так, чтобы уважали друзья, коллеги, гордились бы дети. Чистое сердце и честные руки порождают себе подобных” [5, с. 33].

Без сомнения, главными в жизни Александра Антоновича были дети, их интересы, здоровье, внутренний, душевный мир. Как найти путь к сердцу ребёнка, зажечь его искоркой творения, поиска, воспитать лучшие качества нового человека? Ответ очевиден. Поиск нужно начинать с самого простого, но необычайно важного – с уважения к ребёнку. “Уважать человека, а особенно ребёнка, нужно делом. Начните с обращения. Ведь как красиво слышать, когда к ученику обращаются на “Вы”. Как на дрожжах вырастает авторитет учителя, когда он ребёнка называет по имени и по отчеству” [6, с. 11].

Знания – заветная мечта каждого интеллигентного человека. Это словно билет в мир здоровья, красоты, мудрости, самосовершенствования. Где же таится тяга ко всему новому, желание быть первым, конструировать собственными руками, заглядывать в небесную даль – всё, что было характерно для А. А. Захаренко?

Ещё раз вернёмся к книге Антона Ивановича. Он пишет: “Моя жена, Варвара Веремеевна, имела образование за 3 класса начальной школы. По согласию жены, мы решили повысить уровень её знаний заочно. Подобрали учебники, достали программу для 4 – 5 классов, купили глобус и приступили к обучению в 1932 году. Через два года “моя ученица” читала художественную литературу, решала задачи, изучила грамматику, историю и географию за 5 классов. Наше обучение подняло уровень её знаний, что дало возможность ей позже работать в детском садике сначала воспитательницей, а потом заведующей” [3, с. 33]. Факт достоин восторга и подражания, ведь в стране были нелёгкие времена.

Несомненно, отношение родителей к знаниям воспитало у их сына, Александра, ответственность в обучении и дало возможность позже сформулировать своё понимание роли образования: “Будущее страны в качественном образовании и высокой культуре каждого гражданина. Мы на долгие годы останемся в мире торговцами дешёвой рабочей силы, исполнителями элементарных технологий, грязной, непрестижной работы или обычными нищими, если не сбережём то прекрасное, что сотворило прежнее поколение, не усовершенствуем сегодняшнее, не сотворим самой передовой образовательной системы” [2, с. 245].

Именно поэтому в Сахновской школе был утверждён культ знаний как важнейшей предпосылки развития личности. Конечно, главную роль в процессе обучения А. А. Захаренко отводил учителю, предлагая ему “настойчиво искать ту пружину, гайку, деталь детского организма, которая помогала’ бы появлению желания учиться, много знать, быть эрудитом, осваивать то, чего требует учитель, что предусмотрено и не предусмотрено программой” [1, с. 81].

Очень многое из того, что сделано в Сахновской школе руками учеников, учителей и родителей, – проекция, конечно, в определённых границах, мыслей, записанных в книге А. И. Захаренко “Люби и знай свой род и край”. Так, Антон Иванович с восторгом описывает пейзажи окраин г. Каменки. В его книге есть такие слова: “Бывая в Каменке, П.И. Чайковский ходил погулять к лесу Тростянка чуть ли не каждый день, где он всегда встречал утро. Чудная природа притясминского края! Всё это вдохновляло и тешило Петра Ильича, воодушевляло его на прекрасные творения” [3, с. 55]. Александр Антонович приблизил это очарованье к школе, к селу. Возле школы вырос дендропарк, площадью более одного гектара. Вся территория возле учебных корпусов для младших и старших учеников утопает в зелени. Каждый год в городке появляются новые виды молодых деревьев, посаженных выпускниками школы, гостями, молодожёнами, родителями в честь рождения ребёнка. В парке есть даже семейные уголки. Выросла и берёзка, посаженная матерью первого космонавта Земли.

«Энциклопедию школьного рода» А.А. Захаренко называет “семейной реликвией, которую нельзя перепродать, подарить, с которой нельзя вести себя цинично. И не потому, что она собственность младшего члена семьи, а потому, что в ней фамилии родственников, которых Вы уважаете, о которых помните, а это значит, что память о них сбережётся и для будущих поколений” [8, с. 105]. Он предлагает брать её с собой на кладбище в первый понедельник Пасхи (в поминальный день), даёт наказ будущим поколениям продолжить книгу и составление генеалогического древа, образец которого размещён на последней странице.

Почему А. А. Захаренко настаивал на этом? Ответ – в конце книги его отца, где нарисовано генеалогическое древо рода Захаренко, что охватывает период с 1770 по 1983 гг. Концентрированное выражение родовой памяти, антология поколений, знак вечного, нетленного, того, что является стержнем быстротечной, часто непонятной, нелёгкой, но всё же прекрасной жизни.

Без сомнения, одним из важнейших источников педагогических взглядов А. А. Захаренко была мировая педагогическая классика. Он использовал и развивал в своей практической деятельности идеи Дж. Дьюи, Я. А. Коменского, П. Ф. Лесгафта, А. С. Макаренко, И.Г.Песталоцци, Г. С. Сковороды, В. А. Сухомлинского, К. Д. Ушинского и др. Академик-практик, опираясь на народные принципы, идеи великих мыслителей, реализовал продуктивные идеи предшественников. Он, как представитель педагогов-философов конца XX в., по-новому осмысляет взаимосвязь школы и семьи, роль последней в воспитании подрастающего поколения, которому суждено жить в прагматичном XXI веке. Педагог был убеждён, что семья первична для человека. В ней закладываются основы отношений к людям, к труду, к жизни, к Отчизне. Именно там ребёнок узнаёт традиции, обычаи своего народа, главные нравственные заповеди человечества.

Начало профессиональной деятельности А. А. Захаренко приходится на шестидесятые годы XX столетия, на время так называемой “хрущёвской оттепели”, периода великих надежд. Именно тогда рождается такой общественный феномен, как шестидесятничество, к которому принадлежит и А. А. Захаренко. Тогда у него и сложилось понимание необходимости восстановления всего утраченного за десятилетия тоталитаризма, в первую очередь таких качеств, как самоуважение, ориентация на общечеловеческие ценности, уважение к личности ребёнка.

1970 – 1980-е гг. характеризируются усиленным интересом к семейному воспитанию. Появляются работы Ю. Азарова, Ю. Бабанского, М. Вовчик-Блакитной, А. Захаровой, Г. Лабунской, Д. Луцика, С. Максименка, А. Пинта, А. Савченко, О. Скнар, В. Сухомлинского, А. Хрипковой, в которых определяется место семьи в моральном, эстетическом, патриотическом, трудовом воспитании подрастающего поколения, поднимаются вопросы педагогического образования родителей, подготовки старшеклассников к будущей семейной жизни, влияния семьи на профориентацию подростков. В конце 1970-х гг. Сахновская школа стала лабораторией Института общих проблем воспитания АПН СССР. Это послужило толчком к пониманию исключительной роли школы в процессе воспитания. В одном из своих выступлений А. А. Захаренко замечает: “Говорят, счастье человека в детях. А к ним имеет отношение школа. Значит, непосредственный творец счастья многих семей есть учитель” [5, с. 94]. Школа контролирует, направляет деятельность семьи, помогает в решении сложных проблем, но никогда не проявляет диктата.

В конце 1980-х гг. стране стали известны имена педагогов-новаторов: Ш. Амонашвили, И. Волкова, Е. Ильина, С. Лысенковой. Среди них представители Украины – А. Захаренко, И. Зязюн, М. Щетинин, В. Шаталов. Наследуя их идеи, тысячи учителей, руководителей учебных учреждений и органов управления образования пытались не только решать насущные проблемы, но и формировать нового человека, развивать в детях лучшие качества, раскрывать их потенциал.

В последние десятилетия XX столетия интерес к проблемам семейного воспитания возрастает. В работах Т. Алексеенко, Т. Говорун, О. Злочевского, И. Зязюна, В. Постового, А. Савченко, О. Сухомлинской и др. разрабатываются новые методы работы учителей с родителями, пересматриваются системы педагогического обучения, предлагаются нестандартные подходы к работе с “трудными семьями”. В этот период публикуются работы М. Стельмаховича, в которых обобщаются копившиеся на протяжении многих веков знания, опыт, традиции, обряды, способствующие развитию, сохранению крепкой, здоровой семьи.

Всё это не могло не отразиться на педагогическом мировоззрении А. А. Захаренко. Он приходит к мысли, что в школе ученику должно быть уютно, как в родительском доме, где о нём заботятся и ему помогают. Больше того, педагог реализует эту мысль на практике. Принцип “семья находится под контролем школы” в работе педколлектива Сахновской школы сменяется пониманием необходимости содружества: “Воспитание невозможно без тесного содружества школы и семьи. Поэтому наш педагогический коллектив максимально содействует их совместной работе” [7, с. 14].

Принципиальность академика А.А.Захаренко как теоретика, его практическая деятельность в области проблем семейного воспитания не всегда были понятны руководящим кругам страны и науки. Его критиковали за то, что он возложил на семью основную функцию воспитания гуманного, уважительного отношения к человеку (родителям, родственникам, соседям, односельчанам, гражданам страны), но педагог-новатор был убеждён в своей правоте. Теоретически обосновывая и практически реализуя свои представления о приоритетности семейного воспитания в системе образования, он вёл широко просветительскую работу среди родителей, учителей, учёных, общественности через средства массовой информации, как депутат многих созывов местных советов, как депутат Верховного Совета и Народный депутат СССР.

А. А. Захаренко сформировал модель семейного воспитания как целенаправленной совместной деятельности школы, семьи и общественности. Эти идеи актуальны и в условиях современности, станут полезными учителям, родителям, всем, кто не безразличен к проблемам воспитания.

С. А. Захаренко
Педагогика. – 2007. – № 6

Почему люди поют: Природа пения

природа пенияОт рождения до смерти люди поют, как правило, совершенно не задумываясь, почему они это делают. Даже если, как говорится, нет ни слуха, ни голоса, всё равно поют: втихомолку или же «от души», испытывая терпение домочадцев. Младенцы поют, пробуя голос ещё до того, как научились говорить. А я видела в Архангельской области старушку ста девяти лет от роду, которая уже перестала ходить, почти разучилась говорить и не помнила ничего, кроме песен, которые пела в молодости. А пела она, как соловушка.

Между словом и воем.

Иногда мы поём, совершенно не желая этого, в неподходящем месте, в неподходящее время, бесконечное количество раз повторяя надоедливый мотив. Иногда мы в упоении поём на языке, которого не знаем, и это занятие почему-то не кажется нам бессмысленным. Узнать больше

Украинская хата

украинская хатаДом – это среда, где все её составные части подогнаны под конкретные бытовые и духовные потребности человека. Всё – от печи до околицы – создавалось как общее предметное целое.

На Волыни дом (оселю) называют как “обійстя”, в Карпатах – как “осередок”. Буква «О» начинает все обозначения среды в различных языковых группах, так что можно предположить, что она символизирует завершённость и замкнутость. Дом следовало в старые времена обставить высокой запрудой или насыпью: уютно и тепло от неё зимой.

Народные мастера прошлого знали, что дом – живой организм. Он может препятствовать хозяевам, даже испортить им жизнь. А может быть хорошим помощником.

Усадьба преимущественно начиналась от поля и спускалась к оврагу (ставку, реке). Хату, хозяйственные помещения: погреб, сарай, хлев, загон, колодец строили посреди усадьбы, подальше от поля и оврага – в роскошном саду. Поэтому украинское село было одним большим садом.

Много интересного, оригинального было в строительстве и обустройстве жилья украинцев. Узнать больше

Обратный звонок